Кошка на шторах (mahe) wrote,
Кошка на шторах
mahe

Category:

Пересказ манги Leviathan. 12 том.

Одиннадцатый тут.
Пользуясь тем, что сегодня пропускаю институт из-за больного горла, завершаю пересказ "Левиафана" в меру своих знаний французского. В этом томе текста оказалось намного больше, правда часть его относится к псевдо-флэшбэкам, поэтому может быть безболезненно пропущена.
На этот раз не стала стирать текст. Стирала только там, где попадал лишь обрывок фразы или сама фраза обрезалась. В прошлый раз всё было без текста, потому как думала выложить кадры с переводом, но потом поняла, что хороший перевод с наскока сделать не смогу, загрузила как есть.

Всё ещё другой Токио. Кохэй пытается заговорить зубы Акане. Видя, что это на неё никак не действует, хватает её за горло, не прерывая речь на тему предназначения Левиафана. Акане направляет на него пистолет и со словами: "Я не знаю, важно это или нет... но пули отлиты из моей кармической монеты" стреляет. Кохэй распадается на части, а затем исчезает. Акане плачет.
Действие возвращается в основной мир. Акане объявляет, что первая покинет этот мир и просит Левиафана молиться за неё. "Какие слова подойдут для этой молитвы?" - "Я люблю тебя... Акане" - "Я люблю тебя, Акане" - "Кохэй, ты говоришь неправду".
Акане превращается в сгусток света и уносится в сторону корабля инопланетян, на который тем временем идёт посадка оставшихся в живых обитателей этого мира. Остальные шесть "ангелов-хранителей" Сацуки наблюдают за кораблём издалека. Происходит беседа о том, насколько разные люди собрались в этом городе. Левиафану выражают благодарность за то, что он позволил всем остаться и никого не прогнал, однако тот отвечает, что кого надо благодарить, так это саму Сацуки, ибо это она приняла их всех.
Следует серия "флэшбэков" (почему в кавычках, станет понятно позднее). Сначала мальчик-робот Нобору внезапно осознаёт, что ему сейчас 14 лет и он убил человека. Тут вполне возможна отсылка к ещё какой-то манге... Это не манга, это отсылка к реальным событиям. Мне бы следовало догадаться, поскольку все остальные персонажи оказываются связаны с реальными людьми. В общем, после этого внезапного видения Нобору тоже покидает этот мир.
Ёцуме, Саддам, Майкл... Первый оказался в роли лейтенанта, убившего в 1923 году японского анархиста Сакае Осуги (причём эти мангаки нарисовали его так, что я не вчитавшись сначала в текст, на полном серьёзе решила, что это Троцкий!), второй - одним из лётчиков, сбросивших атомную бомбу на Хиросиму. Майклу "повезло" больше всего - он был Кондолизой Райс (во французском переводе стоит Butter Rice, не знаю, как в оригинале, есть основания полагать, что не все имена реально существвавших людей совпадают с именами соответсвующих им персонажей манги).
Эти трое вываливаются в некое межмировое пространство, где их встречает Буш. Первая же реакция: "Что это был за ужасный сон?" "Это не сны, вы всего лишь увидели свою истинную натуру", объясняет им Буш и на вопрос "Кто ты?" называется Богом. Саддам и Майкл отвечают, что у них есть свой Бог, а Ёцуме добавляет, что в Японии 8 миллионов богов, "то есть, по богу на 15 японцев". Буш замечает, что богов развелось слишком много, поэтому остаться должен лишь один - он. А те, кто не с ним, значит, демоны, которых надо уничтожить. И убивает Ёцуме с Майклом. Саддам оказывается покрепче. Ему Буш предлагает место тринадцаттого апостола, пока оно свободно. Саддам отказывается и тоже погибает.

Сацуки, Инухико и Кохэй наблюдают за отлётом инопланетного корабля. Сацуки спрашивает: "Кохэй, скажи, куда отправится этот корабль этих сумасшедших?" И не получает ответа на вопрос. Она остаётся одна в разрушенном мире.
А Кохэй с Инухико попадают прямиком к Бушу, который их уже заждался. Инухико уже многого навидался, так что на него ничего не производит впечатления. Ну Буш, назвавшийся Богом (или наоборот?..), ну двенадцать ангелочков-апостолов... "Что-то слабовато для армагеддона. Тринадцать против двоих... Мы же не в манге какой-нибудь" - "Нет, это четырнадцать против одного. Ты - мой тринадцатый апостол, Инухико. Иуда".
Инухико начинает глючить, сильно глючить. Вместо Буша он видит Иисуса и его апостолов и уже было протягивает руку, но тут видение пропадает. Да, я бы тоже шарахнулась от такой физиономии... Буш призывает саблю Саддама и приказывает Инухико взять её. Тот сопротивляется, но сабля сама ложится ему в руку. Двендцать ангелочков нападают на Инухико, однако он легко от них отбивается. Теперь Буш требует от него. чтобы он убил Кохэя. Инухико кричит ему "Кохэй, убей меня, не мешкай!" Однако ничего не происходит.
"И что теперь, Кохэй?" - "Что именно?" - "У тебя нет оружия или как?" - "Хочешь, чтобы я его сотворил?" - "Зачем? Это же армагеддон, так? Последняя битва! Можно подумать, мы в какой-то игре с этой дурацкой саблей!" - "В таком случае, это не армагеддон. Потому что я не сражаюсь. Скажи, Инухико, ты хоть раз видел, чтобы я сражался в этом городе?"
И Инухико действительно вспоминает, что ничего такого не было, что Кохэй никого даже не убивал, а только отпевал умерших. Но в то же время он защищал Сацки. "Почему ты всегда себя так ведёшь?" - "Потому что я хочу всех принять" - "Всех... принять?" - "Да, всё. Эту саблю, например".
Инухико в панике, но Кохэй попросту поглощает саблю без вреда для себя. "Самидзо Кохэй... кто же ты на самом деле?" - "Левиафан. Иначе говоря - Хаос".
После этого Кохэй поглощает и Инухико, а затем поворачивается к Бушу (тут я отсканировала весь разворот, так и не решив, какие кадры отобрать, размер - 318 Кб) со словами "Теперь всё закончится".
Руины. То ли те же самые, где только что происходило действие; то ли прошлое, на которое повлияло будущее; то ли опять другой мир... На песок падает монета с Левиафаном и архангелом. Её поднимает человек, который когда-то собрал новое тело Кохэя из частей пяти человек. Сам Кохэй лежит рядом то ли частично распавшись на части, то ли ещё будучи недособранным до конца (не поймёшь этих авторов... я сейчас склоняюсь к мысли, что здесь нет временного разрыва. хотя сначала думала иначе). Человек подходит к нему и со словами "Благодаря тебе может быть появится новый мир, в которым каждый сможет принять различия в других. Спасибо тебе, Левиафан..." вкладывает в неживую руку монету.
Другой Токио. Акане и Нанаяма заходят в палату Сацуки и обнаруживают, что та наконец очнулась. Порадоваться этому они не успели, поскольку у Сацуки внезапно начались роды (да, кажется, в предыдущем томе что-то говорилось о том, что у неё ребёнок...). Акане в шоке, поэтому профессору Нанаяме приходится брать всё в свои руки. Кстати, теперь она ходит ) Роды проходят успешно и вот уже слегка обалдевшая Сацуки сидит на кровати и держит в руках малыша. Она замечает у него в руках монету. "А, я вижу... я понимаю... Ты - Кохэй..."
Сацуки просыпается.
Как будто это происходит. Причём ещё задолго до того, как всё началось. Однако когда Сацуки и Кохэй приходят на рынок, они видят там множество знакомых лиц (знакомых читателю, сами они никого не узнали), в том числе и благополучно угробленных авторами в предыдущих томах.
Сгибы не маскирвала, не с тем разрешением сканировалось, чтобы ещё получилось править.
Разворот раз (422 Кб).
Разворот два (467 Кб).
Разворот три (460 Кб).
А вот и Акане. Заметив Сацуки, она говорит "Кажется, Вам не очень везёт с мужчинами". Судя по реакции Сацки. она угадала. По совету Сацки покупает медальон, который необходимо подарить любимому человеку, чтобы он всегда оставался с ней. Что Сацуки и делает. На одной стороне медальона всё то же стилизованное изображение левиафана.
Tags: leviathan, комиксы / манга / BD и др.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments