Кошка на шторах (mahe) wrote,
Кошка на шторах
mahe

Categories:

Эйдзи Оцука, Ю Кинутани «Левиафан»



Лучшего повода наконец дописать текст об этой манге, наверное, не предвидится, так что пусть будет.

Помните истерию по поводу Конца Света в 1999 году? Но Страшный Суд не случился, Нострадамуса в очередной раз истолковали неправильно, мир спокойно вошёл в 2000 год, потому что «зверь, возвещающий о Конце Света», Левиафан, свои обязанности не исполнил.



Кохэй Самидзо возвращается в Токио, где его считают погибшим вместе с группой миротворцев в турецкой долине Каппадокия. Подруга его, Сацуки Фукуяма, давно устала ждать, поэтому даже после неожиданной встречи чувствует отчуждение. Да и неудивительно, ведь Кохэй уже не совсем Кохэй. Миротворцы действительно погибли в той долине во время авианалёта, но некая секта собрала из частей погибших человека. Не из альтруистических соображений, конечно, — они собирали того самого Левиафана. Только они не учли, что Кохэй никакой Конец Света не допустит, пока жива Сацуки. Вот он и сбегает до завершения Левиафана и возвращается в Токио после трёхлетнего отсутствия.



Токио, который в новом тысячелетии тоже не совсем Токио. То ли жители умерли от падения в центре города гигантской летающей тарелки, то ли не умерли, потому что Левиафан промолчал. То ли Сацуки отдельные эпизоды приснились, то ли ей снится всё, то ли ей снится, как ей снится, что в родном городе происходит нечто странное. Со всех краёв света в Японию стекаются беженцы, и если б это были нормальные беженцы, так нет. Люди с прозрачной кожей, люди-свечки, дети, сбрасывающие кожу, инопланетяне, оборотни — это лишь малая часть странностей, происходящих в Японии после неслучившегося Конца Света.



На присутствие Левиафана слетаются силы помощнее, как, например, противостоящие друг другу Те, кто ближе к Тьме и Те, кто ближе к Свету. У одних есть принц Люци, у других — Ницше (который, конечно, не очень похож на Ницше, но примем, что имя используется как символ, тем более, что на атомную электростанцию он попадает, заявив «Я — бог»), а методы их особо не различаются: что вырезание эмбрионов у беременных женщин, что очищение города путём взрыва реактора.


Те, кто ближе к Свету. Ницше посередине, а вот стоящие по бокам появились всего на один эпизод, поэтому мне страшно интересно, не являются ли они какими-то известными персонажами, которых положено узнавать сразу и в любом обличии.

Восстановить полную картину происходящего затруднительно, поскольку «Левиафан» за небольшим исключением состоит из историй длиной максимум в том. Конечно, они между собой связаны, однако в сквозной сюжет добавляют понемногу и активное участие одного персонажа в каких-то главах не гарантирует, что он и дальше себя проявит, сколько бы недомолвок в его истории не оставалось. Главная идея, тем не менее, проговорена ясно: люди, не убивайте друг друга и принимайте всех такими, какие они есть, независимо от цвета кожи и внешних различий. Дааа, при всей расчленёнке и медицинских подробностях, манга эта невероятно гуманистическая. И уж всяко оптимистичнее MPD Psycho того же сценариста. Пожалуй, «Левиафан» ближе к Kurosagi Corpse Delivery Service, манге о пяти недавних студентах, которые выполняют последние желания умерших.

Многое в «Левиафане» можно объяснить фигурой сценариста. Не самый типичный случай для Японии, пожалуй, потому что, правда, сколько вы можете вспомнить известных сценаристов и именно манги? Кроме Цугуми Обы.
Эйдзи Оцука — сценарист, но и не только. Ко всему прочему он антрополог и исследователь манге и это объясняет решительно всё, что творится в «Левиафане».



От исследований манги Тэдзуки пришли, собственно, отсылки к Тэдзуке. Одного из главных персонажей — девочку-«ангела» Аканэ сравнивают с Пиноко из Black Jack, а самого Кохэя — с доктором Блэк Джеком. Одними сравнениями дело не ограничилось, предпоследний том пересказывает в более мрачном ключе историю Атома (он же Астробой у американцев). В оригинале было так: мальчик попал под машину, отец попытался оживить его, создав робота, но спустя некоторое время понял, что не сможет смириться с ребёнком-роботом, и отдал его в цирк. В «Левиафане» в общем-то тоже самое, только без счастливого финала.
Но ещё раньше почти три тома отведены под отсылку к другой, менее известной на Западе манге Тэдзуки — это «Вампиры». Строго говоря, они там вовсе не вампиры, а по характеристикам своим обычные оборотни. Сам Тэдзука определяет своих «вампиров» как зверей, эволюционировавших до людей, но внутри оставшихся хищниками, которые стремятся уничтожить человеческое общество. Центральной фигурой, что в оригинальной манге, что в пересказе Оцуки является человек по имени Рок, решивший повести вампиров за собой. И тут-то в «Левиафане» начинаются изящные отсылки к Тэдзуке.
Начать хотя бы с этой, чисто графической. С поправкой на разный стиль художников, даже сам персонаж похож.


И у Оцуки, и у Тэдзуки Рок приходит к трём ведьмам. В «Вампирах» эта сцена — отсылка к «Макбету» (можно даже упомянуть, что фамилия Рока там — Макубэ), в «Левиафане» — к «Вампирам» и одна из ведьм произносит следующее: «Лет 30 назад один нетерпеливый молодой человек попробовал сделать то же самое и потерпел неудачу. Он был очень похож на тебя. Очень».
Между выходом манг действительно прошло около 30 лет.

А вот отсылка, с Тэдзукой не связанная. Во втором томе герои натыкаются на человека с маской тигра и Сацуки вспоминает мангу «Саблезубый тигр» о рестлере в маске. Выясняется, что встреченный ими человек — мангака Такамори, придумавший эту мангу.
Ну что, подобная манга на самом деле была, только называлась она не «Саблезубый тигр», а «Тигриная маска», сюжет не совсем такой, как описано в «Левиафане», рисовал её Наоки Цудзи, а сценарий писал Икки Кадзивара. Но! Настоящее-то имя Кадзивары — Асаки Такамори. Японцы, разбирающиеся в манге, такие цепочки должны были щёлкать на ура.

Есть ещё и самоцитаты. Два персонажа в мангах по сценарию Эйдзи Оцуки делят одно имя. Оба работают в полицейском отделении Синдзюку.

Не похожи.

Но если тут ещё можно списать на совпадение, что сценарист вдруг вспомнил об использованном когда-то имени, то в следующем случае всё немножко сложнее.
Этот персонаж из «Левиафана» представляется Амамией Кадзухико.


Но тут же добавляет, что имя всё равно не настоящее, взято у персонажа манги. Какой, легко догадаться, если прочитан хотя бы первый том MPD Psycho.

Только Амамия там совершенно другой:


Однако всё нормально, ведь внешность детектива из "Левиафана" позаимствована у персонажа Тэдзуки.


И вот это уже точно было сделано нарочно.



От антропологии в сюжет попали погребальные обычаи народностей с несуществующими в реальности названиями. При должных познаниях не составляет труда выяснить, что откуда взялось. Например, показанный в четвёртой главе обычай Мелтокии — это на самом деле «небесное погребение».


Оттуда же и городские легенды, упоминающиеся или оказывающие явное влияние на сюжет: крокодилы в канализации, знаки на полях, да те же предсказания Конца Света.


Не забыты и события современности. Отбирались они не иначе как по принципу, что лучше впишется в сюжет, сомневаюсь, что большинство сходу распознали связку ДНК+ Грейг Бейдер. Во всяком случае, озарение, что это же генетик Крейг Вентер, меня посетило сильно позже.
Ближе к финалу от искажения имён авторы почти отказались, связи с реальным миром стали заметнее. В последнем, 12 томе они идут косяками: и юного маньяка из Кобэ упомянули, и убийство Сакаэ Осуги.
Центральное место во второй половине «Левифана» занимает война в Ираке и террористы. К теме иракской войны Оцука обращается не первый раз, в одном из томов Kurosagi Corpse Delivery Service на пару мгновений появляется демонстрация против действий в Ираке. Ту мангу в Штатах всё-таки издали (однако первая глава 4 тома заставляет меня усомниться, что с переводом всё в порядке), за «Левиафана» не возьмутся, наверное, никогда. Ладно бы отсылки к Тэдзуке, которые надо пояснять, потому что те же «Вампиры» выходили только во Франции, так в сюжете ещё плохой Буш и хороший Саддам.


Буш. Джордж Буш.

Зато французы издали, хоть и без продления лицензии. Собственно, сейчас и в Японии тома «Левиафана» сейчас можно достать только на аукционах — манга, видимо, пошла хуже, чем MPD Psycho или тот же Kurosagi Corpse Delivery Service. Впрочем, насколько хуже… экранизации, как у MPD Psycho пусть и не было, но выходила новеллизация первых томов (и даже один раз переиздавалась) и аудиоспектакль от группы Sound Horizon, о которой трудно сказать, что они берутся за всё подряд.



И о грустном. «Левиафана» на английском фактически нет. Не смотрите, что в сети лежит сканлейт всех 12 томов — переводчики первых десяти просто не въезжали в текст. Не знаю, что там было: перевод гугл-транслейтом образца 2003 года или что-то похожее, но текст в первой главе не совпадает на уровне отдельных иероглифов. Дальше чуть лучше, однако ключевые фразы они ухитрялись постоянно запарывать (Сравните ответ на «Ну же, Левиафан, назови своё истинное имя» — «Забудь об этом!» в сканлейте и «Я его забыл» на самом деле). Близко к тексту переведена только нулевая глава (там был ещё один переводчик, видимо, лучше знающий язык) и последние два тома, где за дело взялась другая группа сканлейтеров (у меня есть подозрения, что они могли воспользоваться французской лицензией, но лучше уж так, чем отсебятина с японского). Так что если наберётесь смелости читать, то не удивляйтесь, что первые тома ничего не понятно — сканлейторы тоже не понимали.

Кстати, ещё благодаря им запоролось несколько отсылок к реальном миру. Флойд Янг на самом деле Фрейд Юнг (угу, именно так!), а загадочный Хартозека в названии 3-4 главы — голландский учёный Николас Хартсекер, но по кане это, конечно, ни за что не понять. Как они ухитрились Ницше в таком случае распознать (каной он записывается как ニーチェ — «нииче»), я считаю чудом. А что валились на горах текста с медицинскими терминами и тому подобным, неудивительно.

Так что спасибо французам, что лицензировали и хоть на каком-то понятном себе языке я смогла дочитать эту мангу, но не воспользоваться случаем пройтись попутно по качеству печати французского изданию я не могу.

Итак, 12 томов, суперобложки есть, но цветные вклейки отсутствуют вплоть до последнего тома. Звуки шрифтами, следы ретуши при желании можно найти.
1 том — часть страниц с исходников низкого разрешения (или ещё что-то, что дало жуткую замыленность, подобное было у ФК в «Хеталии»);
2 том — задран контраст, что потерялись тонкие линии, и детали в тёмных участках;
3 том — лёгкий муар и сероватая печать;
4-6 тома — опять перечудили с констратом, причём последняя глава 5 тома напечатана серее остальных;
7-8 тома — здесь начинает выправляться, как минимум уже не пропадают светлые скринтона и страницы не кажутся слишком чёрными;
9 том — а тут они забыли поменять картинку на корешке тома, ну и тон опять ушёл в более серый;
10-12 тома — лёгкий муар, по контрасту всё нормально смотрится.
Увы, это бремя небольших французских издательств, у тех, что крупнее, с печатью в основном проблем нет (но рисованные звуки от этого внезапно не появляются).
С другой стороны, если б не французы, пришлось бы выбирать между японским оригиналом и сканлейтом, с ним существенно не совпадающим. Позже итальянцы присоединилсь, да хватило их всего на пять томов.
Печальный вывод из всего этого: хочешь читать нестандартную мангу — учи японский, всё равно на все трудные тексты сканлейторов не хватит.
Tags: комиксы / манга / BD и др., хорошая бумага
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments